Юрий Андреевич Андреев. Откровенный разговор, или беседы о жизни с сыном-старшеклассником на пределе возможной откровенности книга - страница 8

^ "Я НЕ ПОБЕСПОКОИЛ ВАС, ЮРИИ АНДРЕЕВИЧ?", ИЛИ ЧТО МОЖНО КУПИТЬ ЗА СОРОК

ПЯТЬ РУБЛЕЙ


Мы с тобой говорили о спорте, и эта тема, подобно бурной реке, вынесла

нас к великому океану, к проблеме полноты человеческого бытия.

...Хотя бы две-три недели в году обязательно надо проводить вдали от

места постоянной работы. И я отправился в клуб под гордым названием "Алый

парус", в клуб любителей водного туризма. Мы, группа в девять человек, на

пяти утлых байдарках (десятый, а вернее, десятая, не явилась вовремя по

достаточно уважительной причине: играла собственную свадьбу), отправились на

бурную карельскую речку Шуя.

Три недели мы жили так, как жили люди далекого прошлого: полагаясь

только на собственные силы, ночуя под открытым небом - то залитым светом

яростно пылающих звезд, то затянутым непроглядным дождем, питаясь от

костра...

Три недели мы жили так, как будут жить люди в далеком будущем: красота

человеческого общения, красота первозданной природы, красота духовного и

физического совершенствования доминировали над материальными заботами

несоизмеримо...

Я шел на байдарке один и однажды оторвался далеко вперед, ушел от своих

товарищей через многокилометровое озеро напрямик, чтобы успеть найти на

противоположном, уже темнеющем берегу вход в ту протоку, по которой нам

надлежало идти дальше. Четыре маленькие точечки-байдарочки остались далеко

позади, я их уже почти не видел, когда подошел к крутому каменистому берегу,

и вдруг откуда-то с небес, подобно грому хорошо настроенного органа,

обрушился на меня голос прямо-таки космической мощи. Я растерянно оглянулся:

нигде никого... А между тем голос нашего командора Толи Ястребова,

тысячекратно усиленный вечереющим озером, патетически декламировал

знаменитую песню о Стеньке Разине и княжне, которую он бросил в Волгу... Так

разве можно когда-нибудь забыть этот поразительный акустический эффект, это

чудесное в полном смысле слова явление природы?! Можно ли забыть эти дикие

глухие многовековые леса, эти грохочущие реки, эти стремительные водопады,

приближаясь к которым уже за полкилометра не слышишь своего голоса, потому

что в воздухе стоит грохот как от идущего тяжелогрузного состава?! Можно ли

забыть этот шторм под порывами дождя на середине открытого озера

непроглядной ночью? Эти волшебные дни, счет которым мы в тайге потеряли?

(Когда спустя две недели вышли к какому-то селу, то оказалось, не

досчитались одного дня на календаре.) Можно ли забыть эти острые, острейшие

секунды, когда ты на своей залатанной брезентовой байдарке валишься в

пенящуюся пропасть, в свирепо-ожесточенный рев и грохот, когда только от

тебя самого и только от твоего умения быть собранным, от умения точно и

хладнокровно реагировать в десятые и сотые доли секунды зависит не что иное,

как твоя собственная жизнь?

А эти песни, эти разговоры, эти открытия человеческих характеров, эти

рыбалки и эти дневальства - разве это не вошло в самые глубины памяти, не

осело в них, не определило в нас то самое, чем мы и являемся?!

И за эти три недели бытия каждый из нас, как подытожил в конце пути

командор, уплатил, считая членские взносы в клуб, за железную дорогу и за

продукты по сорок пять рублей.

Конечно, на сорок пять рублей можно купить немало: можно купить,

например, флакон французских духов, можно купить пиджак. Да мало ли что

можно купить на сорок пять рублей! Но, боже мой, какая несоизмеримо малая

кроха все эти флаконы и пиджаки по сравнению с тем безмерным богатством

общения, мощи природы и человеческих страстей, которое получили мы во время

своего пути! За какие деньги можно купить эту остроту ощущений, эту полноту

человеческого бытия, эту радость от сознания силы духа и тела? За какие

деньги можно купить подобное слияние с природой, подобное бескомпромиссное

противоборство с могучим и беспощадным противником? За какие деньги можно

купить эту радость товарищества и утонченность высокого, подлинно

товарищеского духа?

Вот только небольшой эпизод, и он объяснит тебе лучше подробных

описаний, какая атмосфера царила у нас. В одном месте берега сошлись

особенно узко, и река неслась в каменистом русле с бешеной силой, совершенно

необузданной. Особенно яростной стремнина была там, где клубился-бурлил

большой порог между двумя камнями. И получилось так, что, когда пять

байдарок в кильватерной колонне, одна за другой, неслись к этому порогу,

первая лодка успела проскочить через порог, а вторая, неожиданно

развернувшись, встала поперек течения и носом и кормой зацепилась за эти

камни. Третья лодка, уже не в силах задержаться, с разгону прошла сквозь

нее, как горячий нож сквозь масло. И несчастная вторая байдарка развалилась

пополам... На корме и на носу остались сидеть на камнях, разделенные

потоком, матросочка Танечка и капитан Игорь.

Силой бурлящей воды лодку мгновенно распластало по камням. Снять ее с

камней было почти невозможно. Именно в это время по всем законам плохой

драматургии сверху хлынул дождь. Мне удалось остановить и развернуть свою

байдарку, укрепить ее на берегу, и я прыгнул в воду, чтобы добраться до

распластанной байдарки, помочь стащить ее с камней. Поток тотчас понес меня,

как щепку. Ребята, которые были на берегу, мгновенно бросили мне веревку, я

уцепился за нее и по дну, под водой добрался до нашей несчастной лодки.

Вчетвером мы пытались стащить ее с камней из-под многотонных потоков воды. В

это время Игорек, спрыгнув ко мне под дождем со своего камня в бурлящую

воду, вежливо спросил: "Я не обрызгал вас, Юрий Андреевич?"

Представь себе эту ситуацию, по-настоящему аварийную, эту грохочущую

реку, злобно ревущий рядом порог, отвратительный дождь сверху, и ты оценишь

его великолепное чувство юмора, ощутишь по-настоящему интеллигентный дух,

который господствовал в этом походе. Наконец совместными усилиями мы стянули

разорванную лодку с камней, вытащили ее на берег, брезент зашили, помятые

алюминиевые шпангоуты заменили упругими свежесрубленными ветвями. Нам

удалось развести костер под большим камнем на берегу, мы высушили все вещи,

Приготовили пищу и на следующий день отправились вперед по реке - к новым

водопадам и к новым приключениям...

И прошла осень, и прошла зима, и вновь наступила весна, когда нужно

было готовиться к новому походу - потруднее, подальше. И был новый маршрут

по новым местам, с новыми ситуациями почище прежних, но все с тем же

крепнущим ощущением: какая же это радость - полнота человеческого бытия, и

как бедны те люди, которые способны променять ее на барахло, хотя бы и

дорогостоящее!..


Глава IV. ПОЛНОТА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

^ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ МИЛЛИАРДОВ РАБОТНИКОВ - И НИ ОДНОГО СРЕДИ НИХ БЕЗДЕЛЬНИКА!


Представь себе некое грандиозное предприятие, точнее, его штаб -

управление, ведающее огромным космических, вселенских размеров

производством. Строгое, сугубо рационально составленное штатное расписание

этой конторы насчитывает около четырнадцати миллиардов единиц, и каждый

работник ведает своим, строго определенным участком деятельности, каждый

несет, выражаясь современным языком, свой чемодан.

Я повторяю, что это отнюдь не раздутый штат, просто Производство,

которым руководит это управление, достигает невероятных размеров. А о

рациональном построении конторы свидетельствует хотя бы такой выразительный

факт: нормальное функционирование всей системы, например, водоснабжения,

обеспечивают всего лишь около двадцати работников и справляются

безукоризненно.

Система сложна безмерно: нет таких функций, которые она строго не

координировала бы и не регулировала бы, она учитывает своеобразие интересов

не только всех Других систем, подведомственных ей, но и всех элементов

каждой системы и при этом, повторяю, находит оптимальное решение для общего

соотношения всех этих интересов и всех совершающихся процессов.

И производство это благоденствует, благодаря своему штабу. А штаб

испытывает бодрость, приподнятость, радостное состояние, благодаря активной

деятельности всех подразделений, доверенных его руководству.

Утопическая картина бесконечно далекого будущего? Да нет, реальная

модель всего-навсего лишь человеческого организма и человеческого мозга с

его миллиардами нервных клеток, на которые замыкается руководство всеми

нашими органами и функциями. А те двадцать работников водоснабжения, о

которых я упоминал для примера, - это всего-навсего двадцать нервных клеток,

ведающих в мозгу чувством жажды и поднимающих тревогу по всей системе, если

организму не хватает воды.

И вот представь себе следующую картину, опять-таки не из области

утопии: одна система за другой прекращают подачу сигналов в штаб, никакие

попытки наладить связь . не удаются. Каково состояние работников, ведающих

тем или иным отделом? Деваться им из конторы некуда, начинается либо апатия,

либо деградация и разложение, а связь между тем продолжает отключаться,

гаснет один отдел за другим, и функции всего штаба сводятся лишь к

обеспечению элементарных или случайных потребностей системы.

Каково, как ты думаешь, самочувствие работников штаба?

А что делается в самой системе?..

Перейдем же от модели к реальному человеку. Представим себе, что речь

идет не о том несчастье, когда его системы в результате какой-нибудь аварии

одна за другой - отключились, а о том несчастье, когда многие из них, может

быть, даже большинство - никогда и не включались! О каком человеческом

счастье в подобном случае можно говорить? Четырнадцать миллиардов клеток,

ведающих всеми нашими интересами, и большая, абсолютно подавляющая их часть

лежит во мраке - что может быть трагичнее этой картины?

Но самая большая беда, самое большое горе заключается в том, что люди с

такими отключенными, лишь в сотую часть накала мерцающими человеческими

функциями сплошь да рядом не знают об этой своей беде! Несчастен человек,

потерявший зрение, - он переживает оттого, что знает, чего лишился.

Несчастен человек, утративший способность двигаться, потому что он знает,

чего лишился. Но что может чувствовать тот, кто никогда по-настоящему не

любил, не ненавидел, не радовался тому, что ему удалось что-то прекрасно

сделать, хоть чуть-чуть продвинуть вперед решение какой-нибудь задачи?..

И если мы с тобой гуманисты, если думаем не только о себе, то наш

лозунг: "Четырнадцать миллиардов работников - и ни одного среди них

бездельника!" - мы должны, мы обязаны сделать достоянием всех, кто не

осознает, не понимает или не хочет понять: что счастье - в полноте

человеческого бытия!

Сколь удивительно многообразна действительность и как безмерна шкала

проявлений человеческой сущности! Надо только уметь это видеть, ощущать,

воспринимать во всей красоте, которая открыта в каждом из явлений. Мне

вспоминается поездка в Армению, в Бюракан, в обсерваторию ко всемирно

известному академику Амбарцумяну, с которым у нас по поручению "Литературной

газеты"

Должна была состояться беседа. Бюракан - это небольшое село,

расположенное у подножия горы, и шофер, который вез нас с писателем Гурамом

Панджикидзе и корреспондентом Генрихом Митиным, предложил нам сначала

заехать к своей старой бабушке, крестьянке, которая жила в этой деревне у

подножия знаменитой обсерватории. Мы заехали к ней. Это был простой,

побеленный известкой летний домик с земляным полом.

Старая крестьянка усадила нас за стол на деревянные лавки. На столе

появилось кислое молоко, плоские лепешки - лаваш, пучки зеленого лука. Все

было удивительно вкусно, все было подано от чистого сердца. Мы получили

истинное наслаждение от общения с Матерью, с этой вырастившей несколько

поколений старой женщиной: она говорила немного, но каждое ее слово несло в

себе высокую мудрость доброты и доброту той мудрости, которая знает о жизни

людей все, что только можно о ней знать. И потом, к назначенному часу, по

крутым каменистым дорожкам мы поднялись в обсерваторию, где стоят, карауля

безмерные пространства Вселенной, молчаливые башни с затаившимися внутри них

телескопами. Строгая тишина стоит на территории обсерватории. О беседе с

Виктором Амазасповичем Амбарцумяном я говорить не буду, она была

опубликована в "Литературной газете". Добавлю сейчас лишь то, чего, конечно

же, не сказал нам сам президент Всемирной ассоциации астрофизиков, но что мы

узнали от его сотрудников. Амбарцумян, как ты знаешь, вместе со своими

учениками стремится проникнуть все глубже и глубже в тайны мироздания. Ему

принадлежат гипотезы, приоткрывающие завесу над тем, что человечеству еще

предстоит узнать. В этой обсерватории открывают новые, неизвестные прежде

галактики. И вот любопытно, что одну из этих галактик открыла ученица

академика Амбарцумяна, открыла именно там, где он и предсказывал

теоретически возможность существования этой галактики. Но Виктор Амазаспович

категорически отказался от соавторства в этом открытии и настоял на том,

чтобы галактика получила имя ученого, открывшего это скопление звезд:

галактика Р. Шахбазян.

Так, снова на этом же крошечном, незаметном на карте географическом

пункте, именуемом Бюракан, мы столкнулись со скромностью, с величием духа, с

мечтательностью и необыкновенной мудростью. Первый раз мы радовались общению

с необразованной крестьянкой, теперь мы испытываем счастье от беседы с одним

из самых образованных людей планеты. Каждый из этих людей жил и живет

удивительно человеческой жизнью.

Но оглянись: разве не ту же полноту человеческого бытия можешь обрести

и ты, общаясь к людьми, которые окружают тебя? С целым сонмом людей, среди

которых мы живем. Надо только понимать, что это общение - счастье, надо

только, чтобы и все другие люди понимали, что каждый человек - это

Вселенная, которая или уже состоялась или еще может состояться.

Я попрошу тебя внимательно вдуматься в замечательные слова юного

Маркса, которые я сейчас приведу, и даже попрошу перечитать их, может быть,

не раз. Этот гениальный юноша предсказывал: "Мы видим, как на место

политико-экономического богатства и политико-экономической нищеты становится

богатый человек и богатая человеческая потребность. Богатый человек - это в

то же время человек, нуждающийся во всей полноте человеческих проявлений

жизни, в котором его собственное осуществление выступает как внутренняя

необходимость, как нужда". Обрати особое внимание на то, что богатый человек

- это человек, который способен ощутить потребность во всей полноте

человеческого бытия, это человек, который стремится осуществить себя,

проявить и выявить все свои внутренние возможности. Иными словами -

четырнадцать миллиардов работников - и ми одного бездельника среди них, вот

это и есть норма, к которой надо стремиться! Всесторонней разработке того,

как сделать реальностью эту извечную мечту всех лучших умов человечества,

Маркс и Энгельс отдали всю свою жизнь.

В качестве программного положения, в качестве цели коммунистического

строительства, великий продолжатель их учения, их дела, В. И. Ленин выдвинул

задачу "полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех

членов общества";

Духовное и физическое богатство человека, таким образом, не прекрасная

утопия, а реальная задача государства. И очень досадно, что еще встречаются

у нас деятели, которые полагают, будто подобное высокое человеческое

развитие никакого отношения к подведомственной им работе не имеет.

В людях, особенно в молодых, чрезвычайно высок накал подлинно

человеческих интересов. Об этом свидетельствует статистика. Так, например,

был проведен опрос о мотивах приезда на ударные стройки Усть-Илимска и

западного участка Байкало-Амурской магистрали. Среди опрошенных были,

естественно, не только те, которые приехали по комсомольским путевкам, но и

те, кто прибыл самостоятельно, в том числе по оргнабору. Вот цифры:

61,5% опрошенных главным мотивом назвали желание участвовать в новой

важной стройке;

39,6% объяснили свой приезд желанием познакомиться с неизвестными

местами;

7,1% - стремлением получить интересную профессию высокой квалификации;

24% всех опрошенных либо наряду с другими мотивами, либо в качестве

единственного назвали материальную заинтересованность (не смущайся того, что

вышло более 100%: некоторые назвали несколько мотивов).

Короче говоря, речь идет о массовом подвижничестве, о желании быть там,

где жизнь определяется прежде всего высоким общим интересом. И вот когда не

учитывается подобная тяга, общество несет не только громадные, трудно

исчислимые нравственные потери, но и прямые материальные убытки. Александр

Черешнев, отец мальчика, которого жестоко и бессмысленно убили в таежном

поселке двое подростков, убили от духовной пустоты, от полного отсутствия

навыков человеческой культурной жизни, писал, собравшись с духом, о

глубинных истоках этого преступления: "Нет ли в удобных и привычных

разговорах "о плане" лишь попытки отмахнуться и заслониться от вещей, от

которых никак нельзя заслоняться и отмахиваться? Сама жизнь не прощает

нарушения гармонии между материальным и духовным. За пренебрежение к

"философии", пренебрежение к нашему советскому закону, к нашей морали она

мстит жестоко и беспощадно. Мстит пьянством и цинизмом взрослых,

хулиганством подростков, непослушанием детей. Мстит немотивированными

убийствами, избиениями случайных прохожих, боем стекол в клубах и в

квартирах. Мстит в конечном счете развалом трудовой дисциплины,

производственным травматизмом, провалом в добыче и вывозке тех самых

кубометров леса, ради которых и приносится в жертву "философия". Местью за

это была и смерть моего сына Андрея".

Да, духовное находит выражение в материальном, и бездуховность - это

убытки со всех точек зрения. В публицистической книжке Леонида Жуховицкого

"Костер по четвергам" автор приводит привычную формулу: материальный стимул

плюс моральный стимул равен устойчивости кадров. И доказывает, что сегодня

эта формула не срабатывает из-за своей недостаточности. Появился третий

стимул, весьма существенный: духовный. Люди хотят, чтобы им в городе было

интересно. Любимый город - это место, где тебе есть до всего дело и где тебе

интересно жить. Это место, где уровень общения по-настоящему высок, где душа

человеческая получает высокую "норму" культурных ценностей.

Во что обходится недооценка этого духовного стимула, Леонид Жуховицкий

показывает на примере некоей громадной стройки, можно сказать - стройки

века: за три года состав рабочей силы на ней обновился на 100%. Если

выразить эту текучесть рабочей силы в деньгах, она составит миллиарды

рублей... Вот тебе и цена "философии"!

Поэтому, мой сын, на тот случай, если когда-либо, в отдаленной

перспективе (а вдруг у тебя откроется такой талант?), тебе доведется стать

руководителем, человеком, от которого зависят судьбы хоть нескольких людей,

не забывай о том, что, казалось бы, невесомые гуманистические категории -

ощущение людьми неполноты своего духовного бытия могут обернуться в наше

время, помимо прочего, весьма весомыми, реальными материальными потерями,

могут обернуться замедлением нашего общего движения.


0473085776904076.html
0473181404522642.html
0473227926745294.html
0473289332129092.html
0473398811567766.html